Михаил Кривонос: «Работа-i» — сочетание НКО и социального предпринимательства.

Терпение и выдержка, ориентация на среднесрочную и долгосрочную перспективу – это основа нашей деятельности. Добиваться целей сегодня, чтобы получить результат завтра. Результат не только для организации, но и для всех сторон сразу: для благополучателей, для партнеров, для себя, для команды.

Михаил Кривонос, соучредитель и директор по развитию центра «Работа-i» рассказывает о том, как волонтерство стало работой, о переломных моментах в жизни организации, об отношении к делу и о перспективе на 5-10-15 лет.

— Как давно и кем Вы работаете?

— Работаю в центре с 2014 года. А как волонтер тружусь с 2010 года, с момента появления идеи. Я и идеолог, и отвечаю за развитие. У меня две задачи: одна —  развитие организации, а вторая — работа с бизнес партнерами.

До «Работа-i» я несколько лет работал в бизнесе, в консалтинге, была у меня и своя маленькая компания, а вообще самой первой моей работой был университет, я был преподавателем шведского языка.

Как только у меня появилась идея объединить весь прошлый опыт и добавить к этому социальную миссию давать людям возможность менять свою жизнь к лучшему, то я этим очень загорелся и активно начал продвигать.

Какие были сложности? 

— Сложнее всего мне пришлось в первые три-четыре года с 2011 по 2014 годы. Первые два года работал я в бизнесе, а руководство организацией было для меня волонтерством, при этом я отвечал и за наши результаты, и за наше развитие. Было тяжело сочетать карьеру в бизнесе, развиваться там и одновременно создавать устойчивую организацию, руководя ей на волонтерских началах, в свободное от основной работы время. Потом сложно было в 2014 году, когда я ушел из бизнеса и стал официально руководить нашими сотрудниками, оказался совсем рядом с ними. Я стал получать зарплату и при этом понял, что первая модель работы не давала возможности ни организации, ни мне реализовать те цели, ради которых все задумывалось. С тех пор как удалось построить новую модель, в 2015-2016 годах таких серьезных сложностей уже не было.

Что больше всего запомнилось? Были ли переломные моменты?

— Было несколько переломных моментов. Первый, когда я понял, что идея объединить подходы из консалтингового бизнеса с работой с молодежью и социальным проектом интересна не только мне. Осознал, что можно выйти на серьезные компании, которые готовы вкладывать в это деньги. Так мы познакомились с  соучередителем организации Дэвидом Келлерманном. Весной 2011 года благодаря нашей встрече появился фонд РАУЛЬ (центр «Работа-i» — программа фонда РАУЛЬ). Вторым  переломным моментом  было появление второго партнера — фонда «Навстречу переменам». По их настойчивой рекомендации я стал профессиональным руководителем организации, ушел с другой работы, что обеспечило сильные качественные изменения. Третий момент: в 2015 году нашим партнёром стала компания «ИКЕА», которую мы привлекли уже не просто нашей идеей, а выстроенной моделью работы.

Последние два года мы успешно развиваемся и у нас много радости каждый день.

Как изменилась Ваша жизнь после ухода из консалтинга в некоммерческую сферу? 

— Я не считаю, что ушел из консалтинга, я считаю, что «Работа-i» — консалтинговый проект, мы работаем и с крупными компаниями, и при этом помогаем выпускникам детских домов, коррекционных школ и молодым людям с инвалидностью изменить свою жизнь к лучшему. Таким образом, я занимаюсь тем же, чем и раньше, в этом смысле сфера деятельности не сильно изменилась.

Изменилось то, что деньги, зарплата перестала играть ту же роль, что раньше. Сейчас я вкладываю ресурсы в долгую историю и это очень интересно и приятно. Независимо от исхода, получится что-то из этого или нет, ощущение того, что строю что-то осмысленное меня очень радует.

— Как отнеслись родные к такой смене деятельности? 

— Смена деятельности была следствием других событий. В 2012-2013 году в любимой небольшой консалтинговой компании, где я с удовольствием трудился несколько лет, случился управленческий кризис и я был вынужден сменить работу. Я начал с нуля в сфере продаж и развитии бизнеса в одной очень крупной международной компании, быстро понял, что очень мне нравится как устроены крупные компании и я хочу с ними работать. Я увидел по-настоящему сильных руководителей, опытных и амбициозных; таких для которых бизнес-политика уходит на второй план, а основное — это развитие, достижение целей, следование стратегии. Я решил, что хочу и смогу сам развиваться как человек, если моими коллегами и партнерами будут те, кто вызывает безусловное уважение с точки зрения предыдущих и нынешних профессиональных достижений.  У нас в организации мои партнеры — именно такие люди, понятно что вместе с ними можно строить общее дело всерьёз и надолго.

И поэтому родные поняли мой выбор. Без их поддержки я бы не смог столько сил и времени уделять работе, а по усилиям наше дело — это как будто собственный бизнес, работы очень много, но бизнес этот он же некоммерческий, он вообще никому не принадлежит, что, по правде говоря, да, немного странно. На мое отношение и отношение близких еще очень повлияло то, что осенью 2015 года мне очень повезло и я получил стипендию от Стокгольмской Школы Экономики на учебу как руководитель некоммерческой организации. Теперь я одновременно выкладываюсь в мое профессиональное развитие и в развитие организации и очень счастлив.

— Как Вы видите себя в рамках организации или за ее пределами через 5-10-15 лет?

— Я вижу себя так же как сейчас, только хотел бы работать в больших масштабах. У меня опыт в международном консалтинге, поэтому я хотел бы через 5-10-15 лет либо развиваться постоянно обмениваясь опытом с коллегами из других стран, либо начинать работать не только в России.

— Видите ли Вы себя в будущем большим серьёзным начальником? 

— Мне это не принципиально. Я не уверен, что настолько смогу в ежедневном режиме руководить большой организацией, может это не совсем моё, а может получится. Сейчас я ближе к визионерству, вопросам развития, стратегии. Быть начальником для меня – не самоцель; я часто рассказываю, что оказался оплачиваемым руководителем этой организации случайно, пришлось занять место других людей, которые совершенно неожиданно в последний момент отказались. Моя основная задача — найти тех, кто бы хотел и мог руководить, у кого для этого больше нужных компетенции, чем у меня. Мои коллеги, Илья Сметанин и Олеся Катаева, они руководят каждый своим направлением и в них они более компетентны, чем я. Сложно одновременно работать на перспективу и решать ежедневные проблемы. Временно можно, но стратегически неграмотно.

Часто спрашивают, НКО мы или социальное предпринимательство, как бы Вы ответили на этот вопрос?

— Мы — сочетание НКО и социального предпринимательства. И поэтому у нас есть два юридических лица: Благотворительный фонд и дочернее ООО. Мы реализуем социальные инициативы вместе с компаниями-партнерами. У компаний есть чистая прибыль, есть спрос на то, чтобы направлять часть прибыли на финансирование эффективных проектов в социальной сфере.

 — Как Вы считаете, если бы Вы ушли из организации сегодня, то она развивалась бы дальше?

— Мы , к сожалению, не достигли этой фазы пока. Система у нас есть, но не хватает ряда инструментов, моя задача — эти инструменты создать. Я искренне верю в то, что для организации важна устойчивость, а ее тем больше, чем меньше она зависит от личности и повестки дня конкретного человека. Сейчас, когда  становится все больше партнёров, мы становимся более устойчивыми. Одна из моих задач – сделать так, чтобы развитие организации все больше и больше обеспечивала и команда, и попечительский совет, и правление. Последнее время это начинает получаться. А раньше меня было слишком много везде.

— Что бы Вы хотели пожелать своим коллегам?

— Наверное, быть более терпеливыми. Терпение и выдержка, ориентация на среднесрочную и долгосрочную перспективу – основа нашей деятельности. Добиваться целей сегодня, чтобы получить результат завтра. Результат не только для организации, но и для всех сторон сразу: для благополучателей, для партнеров, для себя, для команды. Если мы сегодня сделали что-то хорошее — это прогресс. Значит завтра, оно уже лучше, чем вчера. Насколько мы кардинально сможем поменять ситуацию, станем ли большой организацией, как я мечтаю, сможем ли мы помочь десяткам тысяч через несколько лет – это зависит в первую очередь от меня и от вас, коллег, насколько  у нас хватит на это сил, ума и везения.