«Я хочу помогать людям без опыта работы получать его качественно»: Алексей о мотивации к сотрудничеству с Центром «Работа-i»

Алексей, заведующий производства компании «Бодрый песто», рассказал о том, как важно делиться инклюзивным опытом, полученным в сотрудничестве с Центром «Работа-i».

Алексей Урядов, заведующий производства компании «Бодрый песто», рассказал о том, как важно делиться инклюзивным опытом, полученным в сотрудничестве с Центром «Работа-i».

Как вы начинали трудоустраивать к себе молодых людей с инвалидностью до сотрудничества с Центром? 

– До меня в компании работал Николай с инвалидностью по слуху на должности заведующего производства. Он состоял в сообществе людей с инвалидностью по слуху, откуда «подтягивал» ребят к нам на работу. С его работы всё и началось. И когда я уже пришёл на его место, потихоньку начал общаться с ребятами с помощью вспомогательных программ и понемногу вникать, как строить коммуникацию.

С момента взаимодействия с Центром «Работа-i» к вам начали приходить кандидаты с разной инвалидностью?

– Сначала мы старались чтобы к нам на работу выходили слабослышащие кандидаты. У нас работал слабослышащий парень Вася, и мы, чтобы ему одному не было скучно, старались подбирать слабослышащих ребят. А потом уже начали рассматривать людей и с другой инвалидностью.

Были у вас опасения перед выходом кандидатов от «Работы-i»? 

– Опасения, конечно, были. Например, от людей с ментальными особенностями было непонятно, чего ждать и как реагировать, потому что не было опыта общения с ними. Хорошо, когда есть поддержка специалистов «Работы-i». У нас уже был какой-то опыт, поэтому не так сильно переживали. Тем более понимали, раз кандидатов направляют на вакансию, значит они подготовлены к рабочему взаимодействию.

Почему вы решили продолжить опыт трудоустройства людей с инвалидностью? 

– Это социально-полезная схема: мы друг друга выручаем. Мы не тратим огромные средства на персонал, давая возможность приобрести опыт работы людям с инвалидностью, и при этом сами получаем опыт взаимодействия.

Возникали в первое время работы с кандидатами убыточные факторы для компании? 

– Конечно, много разных случаев, ошибок. Например, слабослышащие сотрудники не всегда проходят хорошую программу обучения, поэтому они не всегда понимали, что я им писал. Они могли по-другому понять смысл фразы, а мне это казалось очевидным. Поэтому, когда опыта не было, возникали такие ошибки: я им пишу одно, а они делают по-другому. Были и со скоростью проблемы, мы меняли сотрудников местами, давали им те или иные задачи и смотрели, что у них получается. В итоге мы научились давать такую работу, которая не требует срочности, её нужно просто понемножечку выполнять каждый день, и всё будет хорошо. Например, подобрали рабочее место, где требуется нарезать и вялить томаты, вся сложность которой заключается в том, чтобы рассортировать их на вяленые, пересушенные, горелые или недовяленные. Это такая постоянная долгая работа, которую можно делать в своём темпе, потому что всегда есть запасы. Вот такое компромиссное рабочее место у нас получилось подобрать.

Какие у вас ещё есть варианты рабочих мест?

– У нас есть позиция заготовщика, но там много задач: нужно готовить, соблюдать вкусовые качества, технологию приготовления. Это должен быть повар с хорошим опытом, у которого большой кругозор блюд, он знает много рецептов и умеет работать с продуктами.

Как вам удаётся решать трудности, возникающие во взаимодействии с кандидатами? 

– С другими кандидатами помимо слабослышащих у нас не было таких проблем в общении. Например, если я прошу ребят с ментальными особенностями что-то сделать, они стараются это выполнить и никаких противоречий не возникает. Была проблема с одним молодым человеком, который отлично показал себя на пробном дне. И как только мы сказали, что берём его на работу, он сразу перестал нормально работать, постоянно сидел в телефоне. А когда я делал замечание – он обижался.

Возникали ли у кого-то из кандидатов ощущения, что к ним придираются? 

– Да, некоторые обижаются и думают, что я к ним цепляюсь. Это зависит от характера каждого человека, потому что кто-то воспринимает критику, а кто-то нет. У нас есть опытный повар, который может несколько дел делать параллельно и успевает в телефоне посидеть по работе, это не мешает рабочему процессу. А кто-то из ребят не понимает, почему ему можно, а другим нельзя.

Что дало толчок к созданию инфографики? 

– От Елены Орловой и Анастасии Тюриной всегда была постоянная поддержка, они часто интересовались процессом и спрашивали – «Как дела?». Я старался им всё подробно рассказывать. Мы пришли к тому, что кандидаты постоянно забывают, как сортировать томаты. Мне тогда казалось, что эта проблема связана с проявлением человеческой лени: «Зачем запоминать, если завтра можно спросить?». Мы посоветовались с консультантами и попробовали сделать инфографическую информацию для кандидатов.

Вы участвовали непосредственно в разработке и в создании инфографики? 

– Мы это делали вместе. Анастасия с Еленой рассказывали свои идеи, как они это видят, а я со своей стороны давал комментарии, чтобы скорректировать это под рабочий процесс. И потом они все воплощали в ламинированную инструкцию, и мы внедряли это в работу.

Были ли положительные результаты? 

– Конечно. Кандидаты стали обращать внимание на инструкции. Первое время они по привычке спрашивали, а я показывал инфографику, где всегда информация в доступе под рукой. И они смогли адаптироваться к ней в течение двух-трёх недель.

Это помогло вам работать эффективнее? 

– Да. У нас два этажа: пока они ко мне спустятся, потом я к ним поднимусь, проверю – на это уже уходит как минимум минут 5 рабочего времени. Умножить на несколько раз за день.

Как вы оцениваете в целом такой подход? 

– Мне кажется, инфографика – очень полезная вещь. Особенно, когда она поделена на блоки. Внизу, например, у нас размещена основная инструкция, где прописаны азы о том, как соблюдать простые гигиенические правила. А дальше можно адаптировать инфографику под производство и под рабочее место. Например, классно было бы разработать программный конструктор, который мог бы всё это воплощать. То есть, чтобы это представляло собой площадку, где представлена универсальная база инфографики. Таким образом руководитель мог бы подобрать стандартные объяснения под определенное рабочее место. Дальше уже настраивать и дорабатывать какие-то моменты индивидуально.

Как думаете, инфографика пригодится и для другого бизнеса? 

– Конечно, особенно тем, кто работает с молодыми людьми без опыта работы и с маленьким социальным опытом. Очень важно делиться этим опытом с другими работодателями, потому что мы уже проходили сложные ситуации, споры, ошибки. Но в результате всё сложилось очень комфортно. Например, мы со слабослышащими сотрудниками теперь используем программу для коммуникаций – Trello. В ней можно сохранять и редактировать документацию для работы, отслеживать выполнение задач сотрудников. Все задачи для слабослышащих можно прорисовать текстом в реальном времени, и это всё уже будет упорядочено для них, в отличие от ленты сообщений в мессенджерах.

Когда завершилась ваша адаптация к работе с кандидатами? 

– Я работаю на этом месте около двух лет, и с кандидатами Центра «Работа-i» взаимодействую столько же. Поэтому в течение двух лет длилась моя адаптацию, и только сейчас более-менее что-то понимаю. Но всё равно каждый человек неповторимый, и подход к каждому нужен свой. Невозможно всегда ко всему быть готовым. С опытом, как минимум, я начал больше понимать людей с инвалидностью и не только. Теперь я немного иначе на них смотрю, а не как большинство в социуме, которые далеки от этого. Они мало общаются с этой социальной группой и из-за этого искаженно их воспринимают. Это порождает непонимание и неуважение. 

Были ли у вас моменты отчаяния, когда хотелось свернуть это всё и уйти? 

– Да, бывало и такое. Но это было больше пятиминутное расстройство, а потом всё становилось на свои места. Я находил радостные моменты, концентрировался на них и приходил в норму.

Что вас мотивирует работать с кандидатами Центра «Работа-i»? 

– Изначально, казалось, что просто нет иного варианта: я либо учусь работать с ребятами без опыта, либо всё делаю сам на местах. Позже, конечно, начали появляться моральный и социальный интересы. Хочется помогать людям приобрести первые навыки работы и рабочие отношения.

Замечаете ли вы положительные изменения у кандидатов в процессе работы? 

– Есть социальные изменения, так как мы работаем в смешанном, инклюзивном коллективе. Образуется свой юмор внутри команды, обмениваемся шутками. В работе у кандидатов есть моменты развития, но это всё не так быстро происходит, как мы в основном привыкли. Этот прогресс еще надо заметить. Потому что мы привыкли, что все быстро работают, и от этого очень многого ждём от людей, которые пока не могут нам такой результат дать. Поэтому нам иногда кажется, что никакого прогресса не происходит, но он есть, и я научился обращать на это внимание.

Каким вы видите дальнейшее развитие инклюзивного опыта компании? 

– Я бы хотел, чтобы у нас в дальнейшем рос коллектив, в котором появлялось больше специалистов, как примеров для работы кандидатов. В процентном соотношении это не как сейчас – 50 на 50, а уже 70 на 30. Чтобы кандидаты перенимали больше правильного опыта и могли совершенствоваться. Хочется давать им этот первый опыт максимально качественный. Было бы классно достичь условий создания площадки у нас в компании для кандидатов.

Что ещё вы бы хотели улучшить? 

– Хотелось бы улучшить образование ребят в направлении их знаний о самостоятельной жизни в социуме. Чтобы их учили навыкам общения и базовым привычкам гигиены, в общем всему тому, чего они возможно недополучили в детстве. Из-за этого в том числе они попадают в ситуации, где на них негативно реагируют. Хотелось бы, чтобы у нас развивалось направление предподготовки к жизни, к работе, чтобы они хорошо знали язык, на котором общаются, знали, как вести себя в обществе, что такое семья и как жить самому. Потому что порой я устраиваю целые лекции о школе жизни, потому что они многого не знают в силу отсутствия примеров реальных социальных взаимодействий, с которыми большинство растёт с детства. Потому что эти пробелы не дают им двигаться сейчас дальше. Было бы здорово, если бы они могли где-то наверстывать недостающие навыки.

____________________________________

Инфографика для работы кандидатов Центра «Работа-i» была разработана при участии экспертов Фонда «Обнажённые сердца».

Инициатива реализуется с использованием гранта Президента Российской Федерации, предоставленного Фондом президентских грантов.

Автор текста: Елизавета Гаврикова